ФЭНДОМ


Навигация по главным категориям в проекте

Награды (круглый) Русское оружие (круглый) Личности (круглый) Хоровод (круглый) Транспорт (круглый) Алфавит (круглый) Flot (круглый) Битвы (круглый) Летопись (круглый)


Нам достоит поставить митрополита...мы можем поставить Климента Смолятича как греки ставят патриархов рукою Иоанна Предтечи.
Собор русских епископов (1147)

Собор русских епископов

Период действия

июнь 1147 года

Место

Киев

Созван

Изяславом II

Председатель

Нифонт (Новгородский епископ)

Число собравшихся

10 (9 епископов и 1 великий князь)

Обсуждаемые темы

Автономия от Константинопольской церкви

Поставленная проблема

Выборы митрополита Киевского и всея Руси

Собор русских епископов (1147) - собор из шести русских епископов, созванных великим князем Изяславом II в 1147 году. Решением собора стало назначение митрополитом Киевским и всея Руси Климента Смолятича, независимо от мнения Константинопольского патриарха, который ранее и решал кто станет митрополитом. Самостоятельные выборы митрополита были для Руси не в новинку - в 1051 году Ярослав Мудрый также подписал указ, поставивший митрополита без участия Византии.

Последствием такого решения стала недолгая Смута в Русской церкви - не все епископы согласились с решением действовать самостоятельно без участия Византии.

ИсторияРедактировать

Отчуждение МихаилаРедактировать

В 1146 году переяславский князь Изяслав Мстиславич, приглашенный киевлянами на великокняжеский престол, торжественно вступил в свою новую столицу. Здесь встретило его бесчисленное множество народа и всё духовенство города — игумены, священники и черноризцы, но не было во главе духовенства митрополита Михаила II, который, еще в предшествовавшем году удалившись в Константинополь, оставался там по неизвестной причине.

Созыв СобораРедактировать

Получив вскоре весть о кончине митрополита, великий князь Изяслав решился поступить по примеру достопамятного предка своего Ярослава и в 1147 году собрал в Киеве Собор русских епископов с тем, чтобы они сами, без сношения с Цареградским патриархом избрали и поставили для России первосвятителя. Как на достойного занять такое высокое место князь указал на Климента Смолятича, родом русина, черноризца и схимника, который подвизался в монастыре, находившемся в Зарубе, и был такой "книжник и философ", какого прежде в России не бывало.

Однако на Соборе обнаружилось несогласие мнений. Черниговский епископ Онуфрий сказал: "Я узнал, что епископам, собравшимся вместе, принадлежит власть (достоит) поставлять митрополита".

На это Новгородский епископ Нифонт от лица некоторых других епископов отвечал: "Нет того в законе, чтобы митрополита ставить епископам без патриарха, но ставит патриарх митрополита", — и, обращаясь к Клименту, тут же находившемуся, прибавил: "Мы не станем тебе кланяться, не будем служить с тобою, потому что ты не взял благословения у святой Софии и от патриарха; если же исправишься, примешь благословение от патриарха, тогда и мы тебе поклонимся; мы взяли рукописание от митрополита Михаила, что не следует нам без митрополита служить у святой Софии".

Тогда Онуфрий снова сказал: "Я узнал, что нам достоит поставить митрополита; мы можем поставить его главою святого Климента, которая у нас находится, как ставят греки рукою святого Иоанна Предтечи".

Самостоятельное решениеРедактировать

Последние слова указывали, вероятно, на какие-либо известные случаи, бывшие в Церкви Греческой, хотя и не замеченные летописями, потому что иначе Онуфрий не осмелился бы с такою решительностью сослаться на этот пример Греции пред целым Собором епископов, между которыми находился и грек Мануил, и особенно потому, что епископы, обсудив предложение Онуфрия, действительно согласились с ним и 27 июня 1147 года поставили Климента Смолятича митрополитом русским главою святого Климента, папы Римского.

Участники собораРедактировать

Летопись свидетельствует, что на Соборе сошлись следующие семь архипастырей: Черниговский Онуфрий, Белгородский Феодор, Переяславский Евфимий, Юрьевский Дамиан, Владимирский Феодор, Новгородский Нифонт и Смоленский Мануил. Киевский Патерик в житии Нифонта Новгородского присовокупляет к этим семи еще двух: Иоакима Туровского и Косьму Полоцкого.

Последнее число — девять — кажется более вероятным, потому что, несомненно, Изяслав "постави митрополита Клима, калугера, русина, особь с шестью епископы" ; следовательно, шесть согласились на поставление Климента. Но столько же несомненно, что из семи епископов, поименованных в Киевской летописи, двое на это не согласились, именно: Нифонт Новгородский и Мануил Смоленский, который потом постоянно скрывался от Климента, боясь его преследований.

Следовательно, надобно допустить на Собор еще епископа, который согласился с пятью остальными на поставление Климента. Этим епископом и мог быть Иоаким Туровский, который незадолго пред тем по воле великого князя был приведен из Турова в Киев вместе с посадниками туровскими и действительно находился в Киеве во время Собора. А что касается до Косьмы Полоцкого, то, присутствовал ли он на Соборе или не присутствовал, во всяком случае, достоверно, что он держался стороны Нифонта Новгородского и Мануила Смоленского, потому что, как увидим, они только трое поспешили навстречу новому митрополиту, пришедшему из Греции на место Климента. Значит, если на Соборе присутствовали девять епископов, то две трети из них согласились с великим князем на поставление Климента митрополитом, а одна треть не согласилась.

Решение Изяслава IIРедактировать

Что расположило великого князя Изяслава избрать для России митрополита без сношения с Цареградским патриархом? Древние летописи об этом ничего не говорят. Позднейшие писатели полагают, будто Изяслава могли расположить к тому междоусобия и волнения, бывшие в России и препятствовавшие послать кого-либо из России в Царьград для поставления в митрополита, или замешательства, происходившие тогда на патриаршем престоле: так как патриарх Михаил Оксит в 1146 году добровольно отказался от своей власти, преемник его Косьма Аттик вскоре после поставления низложен (26 февраля 1147 года), а на место его избран Николай Музалон уже через девять месяцев.

Но если бы Изяслав хотел по прежним примерам получить себе митрополита из Византии, то все эти кратковременные препятствия нисколько бы ему не помешали: случалось, что не несколько месяцев, а несколько лет Россия оставалась без митрополита, ожидая прибытия его из Царьграда. Напротив, из всего хода тогдашних обстоятельств видно, что Изяслав не хотел просить себе митрополита от патриарха и домогался независимости от него Русской Церкви.

На Соборе, который созвал Изяслав, была речь не о том, как поступить по случаю смерти митрополита и временных замешательств, происходивших тогда в России и на Цареградской кафедре, а прямо о том, имеют ли право русские епископы поставить сами для себя нового митрополита без сношения с патриархом. И когда Нифонт и другие восставали против этого, им не указали на бывшие тогда замешательства в России и в Цареградской Церкви.

Когда Нифонт и другие требовали, чтобы Климент, по крайней мере, после избрания и поставления своего в России испросил себе благословение у Константинопольского патриарха, им не обещали, что это будет сделано. Напротив, Климент, действовавший согласно с волею великого князя Изяслава, до конца своего служения не обращался к патриарху за благословением, не сносился с ним: таково, значит, было твердое намерение великого князя и самого митрополита.

Вероятнее будет догадка, что здесь выразилось только то, что давно уже чувствовали и понимали, не могли не чувствовать и не понимать и князья русские, и многие их подданные, выразилось сознание, что поставление русских митрополитов в Константинополе имеет большие неудобства для Русской Церкви и государства, что митрополиты-греки, часто не знавшие русского языка, не в состоянии приносить для России столько пользы, сколько приносили бы митрополиты из русских, что постоянная присылка в Россию митрополитов-греков была не безобидна для русских иерархов и что, наконец, избрание для России митрополита в Константинополе, совершавшееся без участия русских князей, было оскорбительно для последних, тем более что давало повод царям греческим оказывать на Россию свое влияние. Неудивительно потому, если Изяслав нашел сочувствие себе и в самом Клименте митрополите, и во многих русских епископах.

Отчего же некоторые епископы не согласились с Изяславом? Мануил, епископ Смоленский, был грек: ему естественно было отстаивать преобладающее влияние Византии в Церкви Русской. Косьма, сделавшийся епископом Полоцким в 1143 году, также едва ли не был грек: его могли привести с собою из Константинополя князья полоцкие, жившие там в изгнании и только что возвратившиеся на родину в 1140 году.

Нифонт, епископ Новгородский, был русский, родом киевлянин, постриженник Киево-Печерской обители, но он мог действовать по убеждению, хотя, разумеется, нельзя отвергать того же и в двух первых епископах. Он отличался знанием церковных канонов и, вероятно, понимал 28 правило Халкидонского Собора о власти Константинопольских патриархов согласно с тем, как понимали тогда это правило в Греции, распространяя его силу на Русскую Церковь. А вместе Нифонт мог действовать и по приязни к грекам, которую мог приобрести во время своего пребывания в Греции, и особенно в Константинополе, о чем дают повод догадываться некоторые его ответы Кирику.

Мысли Нифонта и его товарищей разделяли тогда в России и другие, как духовные, так и миряне. Привыкшие считать Константинопольского патриарха главным блюстителем православия, а Константинополь — как бы столицею православия, привыкшие видеть, как оттуда постоянно приходили к нам наши первосвятители, поставляемые самим патриархом, многие русские, естественно, не могли без предубеждения смотреть на попытку великого князя Изяслава и не признать ее опасною не только для Церкви отечественной, но и для государства.

А потому Нифонт, с такою ревностью и постоянством противостоявший Изяславу и Клименту, естественно, должен был казаться для подобных людей не только ревнителем веры православной, но и поборником земли Русской, особенно когда огласилось, что сам патриарх присылал ему свои грамоты, в которых ублажал его и уподоблял святым за его подвиг.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики